Вами отобраны для проекта актеры: 0

Продюсер Кристина Яновская: "Иногда рекламе приносит успех медийное лицо"

IMG_5948.JPG

Телевизионный продюсер Кристина Яновская (компания «Хэтшот») делится секретами съемок рекламы, а также рассказывает о том, в каком виде актёру легче пройти кастинг.


- Ваша компания — независимая, частная компания или она рождена каким-то телевизионным каналом?


- Для телевидения я делала проекты как частный продюсер, много лет работала фрилансером. И просто появилась необходимость в какой-то структуре, потому что надо как-то было расти. Неудобно искать фирмы, через которые перечисляешь деньги — в том числе и по этой причине. И еще есть два партнера, которые, собственно, хотят развивать фирму в рекламном и телевизионном направлении. Один — режиссер, другой — бывший креативный директор и совладелец бывшего рекламного агентства, которое до сих пор существует. Собственно, есть какие-то заказчики. Поэтому, решили сделать собственную компанию, пусть пока и небольшую.


- Раньше подобные проекты были нишей рекламных агентств. А сейчас, получается, есть надобность создавать свои производственные компании, уходить от крупных рекламных холдингов?


- Такого, на самом деле не было. Система такая: есть клиент, есть какое-то количество рекламных агентств — сетевые, несетевые, мелкие, крупные, дорогие, не дорогие — их много, на самом деле, их штук 20 в Москве , и есть еще штук 15-20 продакшнов. Конечно, бывает, что человек уходит из рекламного агентства и создает продакшн, у него остаются какие-то связи. Но это все равно не значит, что эта компания принадлежит рекламному агентству. Как правило, все системы тендерные. Это не только ролики, это наружная реклама, это все, что угодно — размещение и так далее.


- И компаний всего 15?


- Я имею в виду тех, кто конкурирует друг с другом и участвует в каких-то рекламных тендерах крупных рекламных кампаний, те которые идут по телевидению, по центральным каналам. Есть может быть, штук 20, с совсем мелкими, которые тоже участвуют в тендерах, но редко. Если брать еще и телевизионные продакшны, то я не знаю, сколько их. Есть такие, которые производят какую-нибудь межпрограмку для телевидения, это другая группа совсем. Мы скорее направлены как рекламный продакшн, а клипы – это просто , из чего это все выросло. Потому, что изначально я и ещё один совладелец — мы начинали с клипов очень давно, больше 12 лет назад. Много сняли клипов. Телевизионная история – это то, что мы хотели бы делать.


- Значит на сегодняшний день каждодневный хлеб — это рекламные ролики и все-таки видеоклипы, которые вы продолжаете делать? Просто ради примера, с какими исполнителями вы работали?


- Мы делали клип «Зеленый омут» Стаса Пьехи, «Первая Любовь» Ирины Аллегровой с певицей Славой, мы снимали большинство клипов для группы «Би-2», Земфире, группе «Градусы».


- Какие известные марки вы продвигали?


- «Яндекс», «Яндекс директ», «Сибирскую корону»...


- В рекламе ведь самое важное – идея, ход. Вы его придумываете?


- Нет, это ещё один наш совладелец, бывший креативный директор рекламного агентства, Илья Смолин. Он был там идеологом большой кампании для «Сибирской короны» в свое время. И вот он ее и придумывал. Как правило, идея исходит от рекламных агентств, а наша задача — придумать, как можно дешевле это сделать, насколько это возможно, как вот собственно выигрываются тендеры по бюджету и по предложению режиссера. Конечно, режиссер, который появляется на проекте, он может снять очень по-разному. Если этот ролик комедийный, то юмор может быть у кого-то лучше, у кого-то хуже, режиссер очень сильно может ролик изменить – и в хорошую сторону, и не в хорошую. «Рекламных» режиссеров тоже человек 10-15.. И вот из них тоже смотрят, кто может на такой-то ролик сгодиться, если считаем, что никто, то иностранцев приглашаем. Вот, поэтому все-таки сама идея, еще зависит от того, что за рекламное агентство и кто режиссер. Потому, что бывает молодое рекламное агентство, оно зовет опытного режиссера, у них есть идея, но они совершенно не знают, как ее воплотить. А случается и так, что опытные рекламные агентства жестко настаивают на том, что они хотят. И там режиссер не дает развернуться. Потому что у него свое видение, у них свое видение. Он кино снимает, а у них свое видение. Но, как правило, там уже все друг друга знают, и кто-то из креативных директоров дружит с режиссерами, и одному с этим комфортно работать, другому — с этим.


- Актёра в рекламу выбирает тоже агентство?


- Такое бывает, но реже. Как правило, приходит бриф от рекламного агентства, а агентство, естественно, с клиентом работает. У клиента тоже же свое понимание в этой сфере, к примеру, какой должен быть папа на кухне. Папа средних лет, блондин, с розовыми щеками — это главное видение клиента, агентство добавляет еще что-то и мы по этому брифу и какому-то заданию режиссера делаем кастинг.


- Но это тоже роль, её тоже надо надо сыграть...


- Мне кажется, что нетрудно. Даже иногда поражает вот что — у меня такое ощущение, что кастинг-менеджеры находят таких полуактеров. Потому, что я обращалась, например, в Прибалтику, кастинг хотела делать. Они честно говорят – у нас вот есть кастинг, стоит столько-то, это профессиональные актеры, кто в театре играют, с кино снимаются, в сериалах. А есть полупрофессиональные. Я говорю: «Как это? У нас такого нет». Мне отвечают: «Что значит — нет?»


- Там снимаются актёры массовки?


- Полупрофессиональные. Они снимались где-то, они не боятся камеры, лучше им давать роль без слов. Это стоит дешевле. У нас нет такой градации, у нас всех загонят, режиссер выберет.


- Если поступает заказ на медийное лицо в рекламе, вам с ним приходится вести переговоры о его цене?


- Мне удобнее делать это самой, потому что это выгоднее. Более того, у меня очень много связей каких-то в шоу-бизнесе. Я могу уговорить, я знаю, что это мой ролик, я могу рассказать что-то такое, о чем не расскажут так, что человек захочет. Я считаю, что лучше самой.


- И медийное лицо все-таки принесет рекламе успех?


- Да, конечно. Потому, что люди доверяют. Это не просто какая-то тетка. Мне кажется, даже иногда агентства не тратятся на само производство, они делают минимальный расход.


- Какой типаж наиболее востребован в рекламе сейчас?


- Ну, до поры до времени, это была среднестатистическая семья 30-40, приличные, обычные, симпатичные с хорошей улыбкой. А сейчас очень много рекламы снимается, ориентированной больше на молодежь, тех, кого называют «хипстерами». Плюс, клиенты всегда хотят какого-то европейского лоска, поэтому часто делается кастинг в Прибалтике, мы тратим много денег на это, потому что это и виза, и дорога. Только у них цены на актеров дешевле. И там другие лица. Не знаю, от чего это зависит, но другие лица. При этом, они хотят, чтобы было на грани. Потому что есть такие европейцы, которые совсем не как русские выглядят. И, если это американцы, у них совсем другие лица. И с этим всегда бывает большая проблема.


- А в каком виде актёр должен придти на кастинг?


- Я с ними борюсь по поводу внешнего вида. Ну, не особо накрашенные. То есть можно там ресницы накрасить, чтобы не было всего разукрашенного. С чистыми волосами, естественно. Девушка — с распущенными волосами желательно. Потому, что если надо собрать, ее попросят собрать. У нас был кастинг недавно, где почему-то никто не распускал волосы — и режиссер ругался. Для мужчин тоже достаточно обычные требования, чтобы что-то минималистичное было надето, невычурное, чтобы можно было что-то разглядеть, если нет какого-то специального задания.


- Я правильно понимаю, что, в основном, ваши партнёры — это все-таки рекламные агентства?


- Да, но бывает такое, что и напрямую клиенты. Когда какое-то звено минуешь - так проще. Потому что иногда в рекламном агентстве одно мнение, у клиента другое, ты достучишься до этих, эти тебе скажут комментарий, ты переделаешь. И потом клиент всё меняет. А так, когда с клиентом есть прямая связь, проще всегда позвонить напрямую.



Назад к списку новостей