Вами отобраны для проекта актеры: 0

Зарема Джаубаева: "Мы потеряли поколение театральных режиссеров"

фильмфест 013.jpg

Известный кастинг-директор Зарема Джаубаева рассказывает о секретах профессии, о проблеме падения профессионализма молодых актёров, а также об исчезновении «мужских» лиц в кино.


- Расскажите, как вы пришли к профессии кастинг-директора — ведь вы окончили актёрский факультет ГИТИСа?


- Видимо, от того, что я закончила актерский факультет и от того, что я «играла в ролях», как там выражаются, я в этом что-то немножко понимаю, эту кухню.


- У кого учились?


- У Андреева, но на последнем курсе я уже поняла, что сильная зависимость этой профессии совершенно не для меня. Я какая-то такая невменямая,я не могу сидеть, ждать, это не для меня. Я хочу сама командовать — зависеть от того, позовут меня или не позовут, я не хочу. Поэтому я вернулась в Ставрополь, и в этот момент замечательный Горбачев открыл телевидение, ему захотелось. Я туда и пошла, начала , как все с помощника, с потом с режиссера, потом в редакторы, потом я приехала , отучилась у замечательного Андрея Ташкова на режиссерских курсах — и это ушло в эту же копилку. А потом я еще и породнилась с человеком, у которого тоже профессия кинорежиссер.


- Замуж вышли?


- Да. И меня потом пригласили в кино, хотя я не работала актрисой — нашли по картотеке киностудии Горького. Я попала в кино, там познакомилась с режиссером. И благополучно уже не вернулась на телевидение, а приехала сюда, в Москву, продолжила работать на телевидении, но кино у меня все равно параллельно идет в связи с этим. И мне кажется, насколько я знаю, на кастинг-директоров не учатся и учиться невозможно. Это что-то такое эфемерное — выбирать и понимать людей. Вот то, что у меня было – это актерская и режиссерская подготовка и сейчас то, чем я занимаюсь сейчас. Я еще работаю на 1 канале, меня периодически приглашают, я делаю ,как автор документальное кино. Хотя училась на игровое, а делаю документальное.


- А какие в вашем багаже фильмы, созданные в качестве режиссёра?


- Скорее, как автора. Огромное количество документальных фильмов, и все они связаны. Обычно меня приглашают как раз делать проекты с актерами. Вот, с Олегом Павловичем Табаковым. Первый раз это было на его 73-летие, а во второй раз — на 75 . И я с МХАТом очень сильно тогда задружилась, они меня все очень сильно полюбили. А ведь, делая фильм о Табакове, нельзя не общаться с актерами, режиссерами, со всеми. И в общем, получается , что у меня работа как-то связана постоянно с актерами и режиссерами. И как-то у меня эта критическая масса набирается-набирается, которая потом выливается вот в эту работу с кастингами. Потом был проект с Ириной Мирошниченко, с Александром Збруевым, к телу которого я была допущена через жену Рязанова, потому что мы с Эммой Валерьяновной хорошо сработались, которая тоже категорически не хотела, чтобы про Рязанова делалось кино, ну мне она как-то доверилась, и я сделала кино про Рязанова. Я там потеряла пару килограмм веса, но надо понимать, что Эльдар Александрович — человек такой непростой... И ещё, чем я могу похвастаться, — это Андрей Мягков, первый и последний фильм о нем документальный, а ведь он катастрофически «аутичный» человек...


- И режиссура тоже на вас или вы подключаете режиссера?


- Ну, на меня это «вешают». Хотя, я еду и думаю, моя ли это задача? Я же за содержание отвечаю, а не за режиссерскую работу. Но от автора многого хотят, и на меня делают эту ставку. Потому что во-первых, профессия, во-вторых, все-таки такой опыт уже довольно большой за спиной.


- Все-таки как вы пришли непосредственно к профессии кастинг-директора? Какой у вас был первый проект?


- Это было прямо сразу после того, как я вышла замуж — буквально следующий проект мужа. Я снялась у него в «Холоде» и как-то так включилась в проект. И сначала я занималась этим всем как-то эпизодически, потому что больше своими делами занималась, телевизионными. А потом, когда эта замечательная картина вышла «Я тебя обожаю» - вот это была моя идея вытащить туда Елену Драпеко из депутатов и сделать мамашу многодетную. Вдруг, неожиданно, получилось очень здорово. И она была рада, что ее не вытащили тупо кондово играть такую тетку, какую-нибудь социальную — а что она играет мамашу 12 детей и она вся в ночнушках с драными халатами, с этими детьми...


- Это ваша идея?


- Да-да, и она была очень рада. Меня всегда радует, когда кого-то приглашаешь — и этот человек всегда говорит «да, точно». При том, что качество самого уровня актерского ремесла сейчас достаточно низкое, это я сейчас цитирую слова Табакова, который говорит, что в наше время стало традицией набирать в театральные вузы людей со средними данными и выпускать актером средней руки. Мое твердое убеждение, что актеров должны с особыми, какими-то потрясающими данными. Набирать надо самородков — и чтобы такие же выпускались. Почему нет училищ? Почему есть медицинские училища, колледжи, почему нет актерских, где мы могли бы отбирать, отсеивать? И он это сделал. И он не просто открыл колледж и сказал – ребята, давайте актерских детей по блату из Москвы, нет, он действительно, к примеру, будучи в в Ставрополе, устроил бесплатные прослушивания в каком-то ДК. И ему важно, чтобы шли простые люди, дети.


- И поэтому все гоняются за «табаковскими»...


- Из простых семей. И вот в Ставрополе валили все — там, правда, был ценз очень маленький. Деткам по 19-20 лет, но он берет с 15 до 16-17. Как он все время говорит – для «селекции». Мы их всех наберем, сеем, сеем — а к концу он берет всего 12 девочек, 12 мальчиков, со всей страны. Это государственная школа, они бесплатно учатся, и он вот уже на юбилее школы МХАТ какие-то номера уже представляли.


- И все их очень хвалят...


- Когда он эту школу открыл, совершенно бесплатно, многие его осуждали — зачем ему это еще нужно. Но это его идея, которую он с 35 лет носил в себе, что кадры актерские должны быть. И поэтому на школе написано не «Школа для одаренных детей», а для «особо одаренных детей». Конечно, он не имеет возможности там преподавать просто по времени. Преподают его ученики.


- Если вернуться к вопросам кастингов, получается, вы занимаетесь ими только для фильмов мужа?


- Когда снимают его друзья, я не сижу там кастинг-директором на зарплате. Я могу кому-то помочь рекомендацией.


- Для вас кастинг — это ваше внутреннее видение, творчество или же вы просто являетесь посредником для режиссера?


- Конечно, он мне что-то говорит, но в основном по большей части, я сама уже вышла на тот уровень, когда я ему показываю человека, говорю – вот посмотри. И он берется. К примеру, картина «Пепел». Это 43-44 год. Я стала изучать фотографии военных лет. Я просто визуально смотрела на этих мужиков. Около танков они сидят, в окопах, вот эти лица, лица. И у меня просто в голове завяз некий образ человека, который воевал. Но потом случилось ужасное, когда я напиталась этими лицами 44 годов, и потом, когда я уже залезла в агентство — там этих лиц не было. Если уж совсем примитивно выразиться — не совпадал уровень тестостерона тех мужских лиц мужских с нынешними. И я сижу, ищу. Он все время звонит, а я говорю – мужиков нет! Мало того, что это мое мнение, а тут еще женщины, физиологи-генетики говорят ,что y-хромосома уже вырождается. Поэтому на городскую картину каких-то «телевизионных» мужчин найти — пожалуйста. А вот именно для военной картины — их нет. Ладно, солдат, их тоже нет. Мальчишки сейчас тоже другие. Я их называю «парниковые огурцы». И они не виноваты, ну вот выросли они сейчас в этой экологии, на этой еде.


- И как же вы выходили их ситуации?


- Искала, искала ,но все-таки остаточно где-то у кого-то остались гормоны. А что касается полковника, то все мальчишки были практически из «Жар-птицы» мною выбраны. Ну тут уже идешь по-другому, если нет этого мужика, от сохи, мужчины ,которого взяли на фронт., тогда уже просто ищешь содержание. Пусть он не мужик, не «Рембо» — а тогда уже просто смотришь и ищешь по глазам какую-то наполненность, какой-то потенциал, из которого уже может режиссер на площадке чего-то выжать и в сторону именно этой военной темы. Но самый провал был в «полковниках». Потому что полковник, который командовал всей этой кровавой операцией...Я перебрала огромное количество.


- Какой возраст нужен был?


- 40-43 года. Исторический персонаж, полковник Гвешиани, соратник Берии, который приехал на Кавказ выселять людей. Это же трагедия была в Чечне, чище Хатыни и прочих. И с полковником я «полегла». Уже съемки шли, полковника не было, я по сто раз обсмотрела все московские агентства, влезла в белорусские, украинские, то есть уже международно практически работала. И не было этого лица, его просто не было. Все, кого я показывала, все мимо-мимо. И вдруг, каким-то чудом, я села и снова стала на автомате работы театров просматривать. В театрах все же тоже такие все рафинированные. И увидела Тимура Бадалбейли. И я послала его фотографию, быстренько режиссер вылетел, с ним встретился. И просто произошло попадание в десятку. Совершенно точное, безумное. Никогда. И еще моя победа по кастингу — это Роза Хайруллина, МХАТ.


- И на какую роль?


- Я ее вытащила на роль секретаря райкома, Райхан. В те времена в горах, в Чечне, женщина, которая в возрасте, не замужем, имея 7 детей, немножечко либо странная, либо старая дева, потому что там все замужем в этом возрасте. И она как раз такая и получилась. Она такая, ну, не раскрасавица, немножко странная. А чеченцы, продюсеры, они же хотят делать эпос, и Райхан – она красавица, с косами, а Роза немного другого типажа. Но потом, когда ее подвязали, одели, чуть-чуть подмолодили, и она пришла, начала дрожащим голосом рассказывать эту легенду, и показывать.. Сделали еще один дубль, еще один, на разные крупности. И каждый раз у нее голос срывался на рыдания — так эти чеченцы и сели у монитора...А вот как она это делает? Пять дублей подряд. Роза — она гениальна.


- А вы актёров отбираете исключительно по фотографиям, за «глаза» или вы всегда смотрите еще дополнительные кадры?


- Конечно, мы встречаемся живьем. А что касается фотографий, то я люблю бытовые, мне лучше вот вас понять, если вы мне какую-нибудь фотографию принесете, где вы на какой-то вечеринке у себя на кухне или где-то вас щелкнут незаметно, ем нежели вы мне вышлите портфолио.


- А видео вы отсматриваете? Шоурилы? Это помогает?


- Конечно, потому что человек виден в движении, его актерская пластичность. Может попасться очень хороший фотограф, который вас так сделает, что вы прямо Бриджит Бардо, а надо посмотреть, насколько пластичен человек.


- И, если сделать какие-то общие выводы — вы согласны, что сейчас очень средний уровень актёров, в том числе и по профессиональной планке после институтов?


- Абсолютно согласна. Я думаю, что не все великие актеры, не буду называть их фамилии – педагоги. Можно пойти к великому актеру учиться, а он не педагог. И он не может. Табаков сказал – мы потеряли поколение театральных режиссеров, у нас их нет. Мы потеряли режиссеров, актеров, школы нет совершенно. 


Назад к списку новостей